"Журнал технической физики"
Издателям
Вышедшие номера
Памяти Бориса Александровича Мамырина
Выставление онлайн: 20 августа 2007 г.
9.911.5 5 марта 2007 г. скончался член-корреспондент Российской академии наук, доктор физико-математических наук, профессор Борис Александрович Мамырин. Б. А. Мамырин родился 25 мая 1919 г. в г. Липецке. После окончания средней школы он в 1937 г. поступил на физико-механический факультет Ленинградского политехнического института. В 1939 г. студент третьего курса Б. А. Мамырин ушел добровольцем на Финскую войну, в Великую Отечественную войну Борис Александрович служил в действующей армии и в Академии связи. В 1948 г. Б. А. Мамырин демобилизовался из рядов Советской Армии и по приглашению А. Ф. Иоффе поступил на работу в Физико-технический институт. Одним из основных направлений исследований института в то время было разделение изотопов в рамках атомного проекта. Эти работы требовали развития масс-спектрометрии. Старший научный сотрудник Б. А. Мамырин начал работать в этой области, и уже в 1949 г. им была написана и успешно защищена кандидатская диссертация "Модулирующие устройства установок для разделения изотопов урана высокочастотным методом". В ФТИ в полной мере проявился талант Бориса Александровича. С одинаковым увлечением, неизменно приводящим к положительным практическим результатам, Б. А. Мамырин со своими сотрудниками и коллегами из других организаций разрабатывал широкополосные усилители, стробоскопические устройства для выделения слабых сигналов, электрометрические усилители, динодные умножители с открытым входом, вакуумные уплотнения, допускающие большое число закрытий, вентили-натекатели и другие узлы и системы для масс-спектрометров. В 1966 г. Борис Александрович Мамырин блестяще защитил докторскую диссертацию на тему "Исследования в области разделения ионов по времени пролета". В середине семидесятых годов ему было присвоено звание профессора. В 1981 г. в ФТИ им. А.Ф. Иоффе Б. А. Мамыриным была организована первая в системе Академии наук СССР лаборатория масс-спектрометрии. Наиболее значительный вклад в науку сделан профессором Мамыриным в области динамической масс-спектрометрии и ее приложений. С начала 1950-х гг. в ФТИ ведутся работы по созданию совершенно нового типа приборов --- магнитного резонансного масс-спектрометра (МРМС), и одну из главных ролей в этом сыграл Б. А. Мамырин. В настоящее время в мире существует всего 6 таких приборов, причем 3 из них --- МИ-9301, МИ-9302 и МИ-9303 выпущены в СКБ аналитического приборостроения АН СССР. Благодаря своим чрезвычайно высоким аналитическим характеристикам (разрешающей способности, абсолютной и изотопической чувствительности, динамическому диапазону и точности определения масс) эти приборы нашли применение в исследованиях по изотопии гелия и других инертных газов. Работы по изотопии гелия привели к открытию в мантии Земли реликтового 3He, тепловых потоков в коре Земли и эффекта дислокационно-динамической диффузии гелия в твердые тела при их деформировании. Эти результаты были зарегистрированы в качестве открытий. [!t] Измерения фундаментальных физических констант стали еще одним применением МРМС. Принцип действия резонансных приборов дал возможность Б. А. Мамырину и его коллегам измерить с наивысшей в мире точностью отношение магнитного момента протона в ядерных магнетонах (относительная погрешность 0.43 ppm). Этот результат без изменения вошел в официальную таблицу фундаментальных физических констант 1973 г. и долгие годы определял значения многих электромагнитных физических констант. После признания работ Б. А. Мамырина мировым научным сообществом он был избран в состав рабочей группы по фундаментальных физическим константам в международной организации CODATA (Комитет по данным для науки и техники) и был ее членом до последних дней жизни. Еще одно важное применение МРМС обусловлено его чрезвычайно высокой абсолютной чувствительностью (~3·104 атомов 3He в объеме анализатора) и большим динамическим диапазоном (~1011). В середине 1970-х гг. возникла необходимость уточнения периода полураспада трития. Все существовавшие к тому времени методы определения требовали абсолютных измерений количества материнского элемента трития или дочернего элемента 3He, либо выделяющейся при beta-распаде трития энергии. Б. А. Мамыриным и его сотрудниками был предложен способ измерения T1/2 трития, основанный на относительных измерениях отношения 3He/4He. Важным преимуществом этого способа было то, что время экспозиции пробы, содержащей смесь трития и 4He, составляло всего 1-2 года, а в других работах время экспозиции достигало десяти и более лет. Работы Б. А. Мамырина и его сотрудников по измерению T1/2 трития привели к очень важным результатам: было экспериментально показано, что периоды полураспада ядра трития, атома трития и молекулы трития имеют различные значения, что указывает на влияние орбитальных электронов на период полураспада трития. На основе этих результатов было определено время жизни свободного нейтрона и получены отношения аксиально-векторной и векторной констант слабого взаимодействия. Наибольшую известность в научном мире получила работа Бориса Александровича Мамырина и его коллег 1973 г., в которой был представлен безмагнитный времяпролетный масс-спектрометр, в дальнейшем получивший название "масс-рефлектрон Мамырина". Этот прибор обладает высокой разрешающей способностью и чувствительностью, быстродействием и неограниченным диапазоном измеряемых масс. Благодаря уникальным аналитическим характеристикам масс-рефлектроны нашли широчайшее применение в различных областях науки (органическая химия, биология, экология, протеомика, фармакология и др.) и техники для контроля быстро протекающих технологических процессов. В настоящее время масс-рефлектроны выпускаются практически всеми приборостроительными фирмами мира. В нашей стране серийно выпускались приборы ФТИАН-3, ФТИАН-4, ФТИАН-5, МХ-5302. Промышленный выпуск масс-рефлектронов позволил оснастить большинство металлургических комбинатов России и республик бывшего СССР системами непрерывного контроля процессов конвертерного производства стали, меди, никеля, а также доменных процессов и процессов вакуумного переплава стали. За работы по организации промышленного выпуска и широкое внедрение масс-рефлектронов в металлургию Б. А. Мамырину была присуждена в 1982 г. премия президиума АН СССР им. Б. П. Константинова. В 2000 г. американское масс-спектрометрическое общество (ASMS) наградило Бориса Александровича Мамырина медалью "За выдающийся вклад в масс-спектрометрию". Большое внимание профессор Б. А. Мамырин уделял воспитанию научных кадров. С 1948 по 1971 г. он читал созданный им курс лекций по радиофизике в Ленинградском политехническом институте. Под его руководством было защищено около 20 кандидатских и 3 докторских диссертации. Б. А. Мамырин вел большую научно-организационную работу и являлся членом ученых советов ФТИ им. А. Ф. Иоффе и ВНИИМ им. Д. И. Менделеева, членом редколлегий ЖТФ и Письма в ЖТФ, членом масс-спектрометрической комиссии и членом Советов по научному приборостроению и метрологии при президиуме РАН, председателем национальной рабочей группы и представителем нашей страны в международной рабочей группе по фундаментальным константам в CODATA. За годы работы Борисом Александровичем Мамыриным опубликованы две монографии, сотни статей, получены четыре патента и более тридцати авторских свидетельств. В 1994 г. Б. А. Мамырин был избран членом-корреспондентом Российской академии наук по отделению физических наук. Борис Александрович обладал многочисленными талантами, на любую проблему он умел посмотреть широко, и нахождение ее решения было для него удовольствием. Он умел ценить красоту --- будь то научная теория, оперная ария или каслинское художественное литье. Светлый образ Бориса Александровича Мамырина навсегда сохранится в памяти его учеников и коллег. Редакционная коллегия
  • Khomenko A.V. // Phys. Lett. A. 2004. Vol. 329. P. 140-147
  • Хоменко А.В., Ляшенко Я.А. // ЖТФ. 2005. Т. 75. Вып. 11. С. 17-25
  • Khomenko A.V., Yushchenko O.V. // Phys. Rev. E. 2003. Vol. 68. P. 036 110-6
  • Luengo G., Israelachvili J., Granick S. // Wear. 1996. Vol. 200. P. 328-335
  • Romero Aldo H., Sancho J.M., Lindenberg K. // Fluctuation and Noise Letters. 2002. Vol. 2. P. L79-L100
  • Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. М.: URSS, 2005. 245 c. (Haken H. Information and self-organization. A macroscopic approach to complex systems Berlin-Heidelberg-N. Y.: Springer-Verlag, 2000)
  • Гардинер К.В. Стохастические методы в естественных науках. М.: Наука, 1985. 526 с. (Gardiner C.W. Handbook of stochastic methods. Berlin: Springer, 1994)
  • William H. Numerical recipes in C: the art of scientific computing. N. Y.: Cambridge University Press, 1992
  • Gee M.L., Mc Guiggan P.M., Israelachvili J.N., Homola A.M. // J. Chem. Phys. 1990. Vol. 93. P. 1895-1906
  • Aranson I.S., Tsimring L.S., Vinokur V.M. // Phys. Rev. B. 2002. Vol. 65. P. 125 402
  • Yoshizawa H., Israelachvili J. // J. Phys. Chem. 1993. Vol. 97. P. 11 300-11 313
  • Braun O.M., Naumovets A.G. // Surface Sci. Rep. 2006. Vol. 60. P. 79-158
  • Подсчитывается количество просмотров абстрактов ("html" на диаграммах) и полных версий статей ("pdf"). Просмотры с одинаковых IP-адресов засчитываются, если происходят с интервалом не менее 2-х часов.

    Дата начала обработки статистических данных - 27 января 2016 г.